Октябрь 2016

БОЛИВИЯ

ДОРОГА СМЕРТИ, СОЛОНЧАК УЮНИ, ДОЛИНА ГЕЙЗЕРОВ, ФЛАМИНГО И КИЛОМЕТРЫ ПУСТЫНИ.

  Границу нужно было пересекать через небольшой пешеходный мост. Автобус остановился на перуанской стороне, мы пошли ставить в паспорт штамп «убытия» из страны. Затем перешли мост, поставили штамп «прибытия» в Боливию. Вернулись в Перу на свой автобус, который по окружной дороге наконец ввез нас в Боливию.

  Боливия, на тот момент, являлась визовой страной, как для россиян, так и для американцев. С октября 2016 года для россиян был введен безвизовый режим. А тогда виза стоила для русских 100 долларов, а для американцев 160.

  Я стоял в группе с поляками, с ними я вместе ехал в автобусе. Для жителей евросоюза виза не требовалась. Не знаю, случайность это или все-таки слился с компанией, в окружении которой я проходил таможню. Паспорта у нас одного цвета, да и выглядели мы все как родственники, славяне все-таки. В общем, мне без всяких вопросов поставили штамп в паспорт и я въехал в Боливию без визы, без справки о прививки от желтой лихорадки, без пошлины в размере 100 баксов, без подтверждения наличия денег на счету, без брони отеля и фотографий.

  Моим русским попутчикам повезло меньше. В визе им было отказано, до тех пор, пока они не уплатят взнос, не принесут фотографии и справки о вакцинации. Хотя истинная причина мне до конца не ясна, рядом я с ними при прохождении границы не стоял, и какие они показывали паспорта мне неизвестно. Они поговорили с водителем и, в итоге, просто проехали границу в статусе «нелегалов». На определенном участке дороги водитель остановил автобус, пересадил их в багажное отделение, которое находится внизу автобуса, и часть пути они проехали вместе с сумками.

  Думаю, дальнейший запрет на 5 лет во въезде в Боливию их мало расстроит, даже если его и наложат. Как не расстроил бы и меня. Ведь, прямо скажем, страна экзотическая, удаленная и шанс, что в ближайшие лет пять ты захочешь сюда вернуться невелик. Да и незаметно выехать с территории Боливии не так уж и сложно, повторюсь, тамошние таможни - это небольшие здания у дороги, посещение которых дело относительно добровольное.

  На границе мы опять простояли довольно долго. Мост некоторое время был перекрыт, на нем совершалась некая церемония - вроде официального приветствия от уполномоченных лиц одного государства в адрес жителей соседнего.

  Как и ранее, реальное время в пути не соответствовало заявленному. Вместо 11-ти с половиной часов до Ла-Паса автобус ехал больше 16-ти. Я планировал попасть в город к полудню и остаток дня посвятить прогулке по нему. Как вы понимаете, этого не произошло. После бессонной ночи в автобусе, где я сильно промерз, и, в целом, 16-ти часового переезда, я устремился в хостел. Быстро сбегал до подъемника, чтобы посмотреть город сверху, после чего отправился в местный ресторан и баню.

  Расскажу немного про Ла-Пас. У меня до сих пор на подсознательном уровне сидит мысль, что это столица Боливии. На самом деле это не так, конституционной столицей Боливии является город Сукре. Но, по факту, почти все государственные учреждения, как и резиденция президента, находятся именно в Ла-Пасе. Город является самым большим в стране, но по численности населения периодически делит первое место с Санта-Крус-де-ла-Сьерра.

  Много чего в Ла-Пасе является самым высокогорным в мире – поля для гольфа, аэропорт (4061 метров над уровнем моря), а также футбольное поле Рафаель Мендоса Кастельон. Последнее при жестком лоббировании боливийских властей прошло сертификацию ФИФА, у которого есть правило, по которому стадионы не могут находиться выше 2500 метров над уровнем моря, так как есть риск для здоровья футболистов.

  Центральная автобусная станция города, на которую я прибыл и с которой потом уезжал, проектировалась Густавом Эйфелем - проектировщиком Эйфеловой башни. Кстати, одним из многих городов-побратимов Ла-Паса является Москва.

  За счет местоположения, в городе экстремальный уровень ультрафиолетового излучения, расположен он в кратере потухшего вулкана на высоте 3600 метров над уровнем моря. Въезжая в город вы начинаете спускаться по окружности вглубь кратера. За его пределами распростерлись обширные зеленые поля, но город, по неизвестной мне причине, все-таки основали не там, а непосредственно в самом кратере.

  Если говорить об истории, то все аналогично с предыдущими странами. Основан город испанцами на месте старого индейского поселения, назван в честь Богоматери (Nuestra Senora de la Paz, то есть «Богоматерь мира»). Войны, восстания, борьба за независимость вплоть до конца 20-го века. Первые выборы были проведены только в 1985 году. По сей день город является центром протестных движений, куда со всей страны съезжаются представители разных убеждений для проведения митингов и забастовок.

 

 Отмечу, что практически весь мой путь по южноамериканскому континенту проходил на высотах, при которых развивается горная болезнь (от 2000 метров). Нижним порогом для здорового человека, не занятым тяжелым трудом, считается 2500-3000 метров. Начиная с Лимы высота постепенно увеличивалась и после Куско ниже 3000 метров я не спускался уже до самой столицы Чили Сантьяго-де-Чили. Средние высоты в Боливии были 3500-4000 тысячи метров, максимальные приближались к 4700 метрам над уровнем моря. Про состояние на отметках выше 4400 метров я расскажу ниже.

   После сауны я вернулся в хостел и сразу лег спать. Рано утром меня ждал велопробег по Дороге Смерти, после которого я отправлялся в трехдневное сафари по соленому озеру, долине гейзеров и вулканов до пустыни Атакама на границе с Чили.

  Вечерний поход в сауну, или правильнее сказать баню, поставил меня на ноги. Впервые со времен Колумбии я почувствовал себя человеком. Утром, собрав все свои вещи, я отправился на машину, которая должна была забрать меня в тур. Надо сказать, что многие туры из Ла-Пас, в тот же Куско и на Мачу-Пикчу, были дешевле тех, что предлагали в Лиме.

  Кстати, в хостеле я повстречал не менее сумасшедшего, чем я, француза, который купил дешевенький мотоцикл в Аргентине и пересекал на нем континент, направляясь в сторону Колумбии.

  Мой однодневный велопробег обошелся мне в 96 долларов. У меня была своя собственная страховка, при ее отсутствии, нужно было отдельно заплатить еще порядка 30 долларов, так что лучше приобрести одну заранее, выйдет дешевле. Моя мне обошлась где-то в долларов 50.

 Организация пробега была на высшем уровне, от меня требовалось только присутствие. Съемка мероприятия, экипировка, средства защиты, техническая поддержка, обед, отдых с бассейном и прочее были включены в стоимость маршрута.

   Максимально популярной Дорога Смерти (Yungas road) стала для мировой общественности благодаря спец выпуску программы «Top Gear», где парни проделывали маршрут из Боливии к побережью Тихого океана через тропические леса, горы, вулканы и пустыню. Кто не смотрел - рекомендую!

  Дорога смерти была построена в 1930-х годах парагвайскими военнопленными. В 1995 году дорога, по версии Inter-American Development Bank, была названа самой опасной дорогой в мире. Только по официальным данным ежегодно тут погибало около 300 человек.

  Трасса начинается на высоте в 4650 метров и за 54 километра ее протяженности, опускается до отметки в 1200 метров. Правила для встречных машин на этой дороге отличаются от принятых в стране. Вместо правостороннего движения, на трассе работает японско-английское левостороннее движение. Машина, двигающаяся сверху должна перестроиться на левую сторону к краю обрыва и остановиться, а поднимающаяся вверх, проехать по внутренней стороне дороги.

  Основной поток машин в 2006 году был перенаправлен на новую, асфальтированную дорогу. Трасса до сих пор является действующей, хотя работает больше как туристическая. Машина там может проехать легко, даже грузовая. Тот момент, когда в «Top Gear» на узком участке дороги разъезжались два джипа, был чистой воды показательным элементом шоу. Трасса на большем своем протяжении довольно широкая и имеет множество съездов, количество встречных и попутных машин единичное.

 В Боливии до сих пор много подобных трасс и даже более сложных и опасных, которые не имеют асфальтированных альтернативных путей. Они соединяют небольшие поселения и довольно удалены от Ла-Паса, потому имеют меньшую известность.

  Итак, наш спуск начался на отметке в 4650 метров над уровнем моря. На такой высоте нехватка кислорода чувствуется довольно сильно, как только вы начинаете двигаться. Пока сидите в машине или стоите - все хорошо. При попытке забраться даже на небольшой взгорок, чтобы сделать фото, немедленно появляется отдышка, как после пробежки по стадиону.

  Компания у нас была разрозненная. Наши гиды умело вели беседу, вовлекая всех в процесс. Внимание уделялось каждому, более того возникали даже моменты взаимопомощи между самими участниками велопробега. Чувствовалась общая дружность коллектива.

   Еще в самом начале на старте, я умудрился пробить колесо и начальный спуск мне показался просто адом. Руль не слушался, велосипед трясло и кидало. Один из гидов остановил меня, отдал свой велосипед, чтобы я продолжал маршрут. Мой же был загружен в сопровождавший нас микроавтобус и уже к следующей остановке выдан мне в исправном состоянии.

   Далее был спуск, промежуточные остановки с обедами и небольшими лекциями по истории Дороги Смерти, также рассказывали интересные факты о самой Боливии.  Гиды проводили фото и видеосъемку нашего спуска. С собой на велосипед фотоаппараты брать запрещалось, только зафиксированные на шлеме или руле экшн камеры. Это сделано для безопасности, поскольку спускаясь по грунтовке, можно легко отвлечься и улететь с обрыва или просто упасть, сломав себе что-нибудь. Смертельные инциденты продолжают случаться и периодически с обрыва улетают машины, мотоциклисты или велосипедисты.

   На остановках никто не запрещал доставать свою фототехнику из сопровождавшей нас машины и снимать вдоволь. Спускаясь все ниже, прибавлялось сил, наклон дороги уменьшался, и дышать становилось легче. Под конец мы просто летели как бешеные, обгоняя друг друга, стремясь прийти первыми к финишу. Далее остановка у небольшого бара, где все наши велосипеды были помыты и запакованы, а мы отправились в кафе с душевыми кабинками и бассейном.

   Вся компания осталась дальше тусить, а меня гиды посадили в попутку до Ла-Паса, поскольку в 7 вечера я должен был уезжать в Уюни ночным автобусом, откуда начиналось мое следующее сафари по солончакам, пустыне, долинам гейзеров и вулканов.

  По дороге в Ла-Пас, машина на которой я ехал, просто надрывалась, на доске приборов горел значок перегрева двигателя. В итоге, покоряя очередной серпантин, мотор, а точнее радиатор, приказал долго жить. Его просто порвало. Ситуация поначалу меня развеселила, я вообще не понимал, как машина может ехать на такой высоте (выше 4400 метров). Однако позже моя веселость испарилась. Проезжавшие мимо нас машины не останавливались. Я и так шел впритык графику, а тут явно мне светил срыв маршрута.

    Впрочем, в скором времени нас подобрал туристический автобус, везший небольшое количество туристов с такого же велопробега по Дороге Смерти - в салоне были свободные места. Моим соседом оказался гид, нормально говоривший по-английски. Он был довольно пьян и готов был болтать на любые темы. Сначала он мне жаловался на русских туристов, с которыми сложно найти общий язык, поскольку те не понимают английского. Просил научить его базовым русским словам необходимым ему в работе.

   Это характерно для всех мест, где я бывал - большинство русских туристов не знают английского, поэтому поначалу гиды не признавали меня за русского, несмотря на откровенно славянскую внешность. Меня даже сами русские не признают за своего на курортах. Видать жизнь в США внесла свои пять копеек. Помню, в Доминикане заказал себе коктейль. Стоят две русские девчонки и показывают пальцами бармену - типо нам тоже самое, либо вообще не парятся и говорят «водку с колой» (в общем, налей уже хоть что-нибудь!). Я с ними потом познакомился и они также не распознали во мне земляка. В последний раз что-то похожее возникло в русском магазине в Сан-Франциско. Там меня приняли за немца.

   Я, в свою очередь, начал расспрашивать его про жизнь в Боливии. Он рассказал про систему образования, медицину, уровень зарплат и социальных гарантий государства. Рассказ меня ужаснул. Система была капиталистической. Все как в США, только без этой красивой картинки и без возможности вырваться вверх. Если в США ты как-никак имеешь доступ к плодам цивилизации, и если сильно захочешь, то вылезешь из дерь%а, то тут родившись бедным, тебя ждет участь твоих родителей - классовость, безысходность. Нам, родившимся в СССР, это непонятно, ведь мы все получали образование, соответствующее самым высшим стандартам, и каждый мог более-менее подняться. А тут, как и в США, твое образование зависит от количества денег и социального статуса. То, что сейчас хотят сделать и в России, оставив только обязательные предметы, введя единое тестирование и систему бакалавриата - магистратуры.

  Все страны берут опыт нашего прошлого (включая и США), социалистические идеи витают в современном мире, и только мы не ценим свое прошлое и стремимся к «их» ценностям и ущербной системе. Вместо того чтобы перенимать лучшее и приумножать свой опыт, мы отказываемся от него, перетаскивая к себе весь зарубежный опыт не адаптированный к российским условиям, отчего на практике получается только хуже. Это мои мысли от разговора с гидом-боливийцем, и мое отношение ко всему происходящему. Далее у меня еще будут интересные беседы. К сожалению, я не конспектировал, все эти встречи происходили в неожиданное для меня время и место. Поэтому пересказываю все в общих чертах.

   На автовокзал я приехал за 15 минут до отправления моего автобуса. Успел тика в тику. Опять у меня было «комфортабельное» кресло, позволяющее спать, практически выпрямившись, но на этот раз с теплым одеялом.

    Приехал я рано. Я человек пунктуальный и если было написано, явиться в офис к 9 утра, я прибыл заранее к 7. Было очень холодно, на улице стояли помогайки, зазывая в кофейни. Я отправился в одну такую, которая уже была довольно сильно переполнена. В офисе было рекомендовано купить с собой запас воды и еды. Я последовал этому совету. А также арендовал спальный мешок (вроде баксов 15 он стоил). Ничего из этого мне во время пути не потребовалось. Сервис был организован так, что не было ни в чем нужды. В итоге, выехали мы только где-то в полдень. Знай я про такую задержку заранее, то купил бы билет из Ла-Паса на более позднее время и не мчался бы бешеной собакой.

  Наша команда состояла из водителя - испаноязычного гида, двух девушек из Чили, двух из Германии и одной из США. Из всей компании только я совсем не знал испанского. Девчонки, что из США и Германии преподавали английский в Перу, взяв академический отпуск в университете, а в свободное время путешествовали по континенту. Они знали базовый испанский. Остальные члены команды были только испаноязычными. Я задавался вопросом, зачем, людям, живущим в Чили, ехать в соседнюю Боливию? Мне тогда казалось, что в соседних странах Чили и Боливии разница в природе незначительна, и что логичнее ехать куда-то подальше. Хотя сейчас я больше не понимаю других своих попутчиц, которые приехали в Южную Америку через полмира, не зная, что происходит в их собственных странах. Разговаривая с американкой из Техаса, я рассказывал про штаты США и интересные места, довольно похожие на те, в которых мы находились. На что она мне ответила, что это все интересно, но лично она дальше Аризоны нигде в США не была.

  Нас ждал стандартный туристический маршрут. Кладбище поездов, далее солончак Уюни - высохшее соленое озеро. Место уникальное, вот несколько фактов о нем:

  1. Солончак Уюни является крупнейшим в мире.

  2. Находится на высоте 3650 метров над уровнем моря.

  3. Внутренняя часть покрыта слоем поваренной соли толщиной 2-8 м, в сезон дождей солончак покрывается тонким слоем воды, которая из-за плотности соли не уходит, образуя, тем самым, зеркальную поверхность.

  4. В данном солончаке содержится примерно 10 миллиардов тонн соли, ежегодно добывается 25 тысяч тонн.

Сегодня здесь проходят этапы гонки Даккар. Одной из наших остановок как раз было место старта данного пробега. Впрочем, мало что от него осталось - только силуэт машины тойота, выложенной из кусков соли, а из кусков соли тут выложено все, в том числе и здания, (соль является ковровой дорожкой под ногами) да флаги стран участниц ралли. Оригинальных флагов, скорее всего там уже не было, поскольку я встречал повторяющиеся флаги и ни одного российского - главного победителя и призера на протяжении многих лет в классе грузовиков (Камаз-мастер). Тут же стояло и здание, полностью выложенное из соляных кирпичей, оно было облеплено наклейками различных экспедиций.

 Дальше наш маршрут пролегал прямиком через озеро. Дороги хорошо накатанные и даже по цвету напоминают асфальт. Здесь нас ждала фотосессия с использованием искажения пространства и размеров. Многие уже подготовили заранее варианты, а для тех кто нет, наш водитель-экскурсовод достал динозавриков и другие приспособления, и помогал сделать классные фотографии.

  Я не стал заниматься подобными вещами, поскольку сам ничего не подготовил, а дублировать стандартные варианты мне не хотелось. Данное развлечение все-таки больше подходит для дружных компаний, а я путешествовал сам по себе.

  Уже перед закатом мы посетили пещеру La Caverna del Infierno, образованную застывшими кораллами. Места тут дикие - дорога «песчаная (соленая) грунтовка», а поселения, расположенные в данной местности не имеют системы водо- или электроснабжения. Все от генераторов. Строения выложены из соляных блоков. Я пытался разбить один такой, бесполезно, очень крепкий.

   Мы путешествовали по системе «все включено». Нас кормили, за нас убирали - все без нашего участия.

  Наутро нас ждал очередной отрезок пути по озерам и местам обитания фламинго. Мы передвигались от одного озера к другому. Вода в этих озерах имеет сильную концентрацию сульфидов и минералов. Я забежал в одно такое озеро босиком, стараясь максимально близко подойти к группе фламинго, и после очень долго отмывал ноги, покрывшиеся белым соляным налетом.

   Компания у нас оказалась своеобразной. Девчонки из Европы уже к середине второго дня просто перестали выходить из машины. Девушки из Чили наоборот приходили позже всех к отправлению, вызывая тем самым недовольство первых. Меня это все веселило. Первые были вегетарианками, а одна из них и вовсе веганом. Днем ранее я как-то случайно завел разговор, на свою голову, о вегетарианстве и его бессмысленности в определенных климатических зонах. Глаза у них загорелись, и я выслушал целую лекцию минут на 20 о вреде мяса. Сам я, к слову, проживая во Флориде, в свое время не ел мясо года полтора, но вовсе не по убеждениям, а чисто с прагматической точки зрения и знаю каково это.

  В общем, они на меня накинулись, доказывая пользу отказа от мяса. Я возразил, что это не работает для ряда категорий лиц, скажем, занятых тяжелым трудом, путешествующих или проживающих в условиях крайнего Севера, где исторически сформировалось мясоедение, как основной тип питания. И даже с учетом последних технологий, им было бы глупо отказываться от оленьего мяса, веками кормившего их предков, в пользу травы привезенной из других широт. К которой у их организма нет привычки, и которая не обладает необходимым набором веществ, требуемых в северных широтах. Мне кажется, это более-менее понятно любому нормальному человеку, даже без биологического образования. Но, увидев, как они запели, я решил по-хорошему свернуть беседу.

  Вообще, я завел этот разговор, так как они как раз таки больше подтверждали своим поведением мою теорию. Все время говорили о еде, как по приезду обратно первым делом отправятся в веганский ресторан и т.д., перестали совсем выходить из машины. Как корова все время жует траву, так и у них была постоянная потребность в этом, а перерывы между они заполняли разговорами о ней. В итоге, по озерам бегал я и чилийки, а наши попутчицы сидели полумертвые в машине, вяло рассматривая все из окна.

  Отмечу еще интересный момент. В первый день я, по незнанию и халатности, проходил в одной только футболке весь день и сильно обгорел. Меня бросало в жар, тело горело и большую часть времени, в том числе вечером и рано утром я так и ходил в шортах и футболке, в то время как мои попутчицы кутались в шерстяные кофты, шарфы, шапки и даже зимние куртки. И даже будучи полностью одетыми, они все время жаловались на холод. Я же его просто не чувствовал, кожа горела и было ощущение, что меня постоянно обдает теплом. На что все решили, что это, потому что я из России, где все время зима и мне привычны такие условия. Хотя все мы знаем прекрасно, что к холоду привыкнуть невозможно.

   По сравнению с пройденным маршрутом, данный был одним из наиболее легких, и после целого дня в пути оставалось еще много сил.

   Поскольку мы находились недалеко от экватора, день и ночь практически были равны, и темнело довольно рано - около семи вечера. Поэтому на ночевку мы вставали около шести. До сна оставалось много времени, но по темноте делать особо было нечего, как в пустыне, так и в месте нашего ночлега.

  Вторая ночевка прошла также в соляной «гостинице» с многоместными номерами. Нам выделили на всех одну комнату. Электричество было от генератора и солнечных батарей, поэтому освещение было минимальное и никаких розеток в комнатах. Лишь на общей кухне было много переходников, где можно было зарядить технику. Дело было вечером, делать было нечего.

  Наш водитель ушел готовить машину на завтра - каждый день она покрывалась толстым слоем пыли, три подружки куда-то убежали, и получилось, что в комнате остался я и мои чилийские попутчицы. Я до этого с ними разговаривал только через других членов команды, худо-бедно знавших испанский. На ломку культурного барьера ушло примерно минут 15-20. Многие слова интернациональные и зачастую разница есть только в произношении, которое может быть минимальным, если сравнивать испанский и русский языки. Да и как оказалось, мои собеседницы не совсем так уж прямо не знали английского, базовые слова все-таки им были известны. И уже минут через 20 мы адаптировались и разговорились, используя имеющийся словарный запас, язык жестов и мобильный переводчик.

  Они мне рассказали про уровень жизни в Чили, про то, какие социальные движения там происходят. Мы говорили о коммунизме, чьи идеи во многих странах Южной Америки продолжают быть очень популярными. Причем мои спутницы считали, к примеру, что троцкизм - более верное учение и направление, нежели то, что делал Сталин. Они вообще мне сказали, что я типичный капиталист и мировоззрение у меня соответствующее, не буду скрывать, по большей части так оно и есть.

Они говорили, что люди везде люди и не должны существовать границы или какие-то ограничения. Я же с этим не соглашался, аргументируя тем, что они живут на континенте, где население по большей части единое, язык один, границы государств сложились не так давно и действительно являются больше преградой, отрицательно сказываясь на жизни людей. Однако та же Евразия, как континент, многонационален и не монохромен. Границы государств - это суверенитет языка, культуры и безопасность их жителей, позволявшие им многие века не растворяться, не быть порабощенными или истребленными, как это случилось с коренным населением Южной Америки, которое и сегодня само себе не принадлежит. Ну и все в таком духе.

 Спор был веселый, каждый аргументировал свою точку зрения как мог. Они меня убеждали, что я - капиталист, а я, в свою очередь, что они сами думают по-капиталистически - видят счастье людей в смешении культур и этносов в одной большой «салатнице». Я также сказал, что мне США сегодня напоминает Советский Союз, с его лозунгами про равноправие и мультикультурализм. На самом деле этносы в США не ассимилируются, но и не сохраняют свои традиции, язык и культуру. Парадокс, но сегодня население США действительно можно назвать «фаршем», где намешано столько, и уже даже непонятно чего и как с этим делать. Я также объяснял, что границы - это нормально, потому что люди все равно будут обособляться. В США - это районы или определенные кварталы, занятые индусами, китайцами, русскими, итальянцами и т.д.

Далее они мне поведали про продажных политиков, про то, что страна по факту является колонией США. Рассказали про систему образования, уровень жизни и зарплат в разных секторах и структурах. В данном случае одна девушка из них работала в государственном учреждении, а вторая в частном. Они рассказали схожее с тем, что происходит сейчас в России. На государственной службе платят мало, но зато предоставляют весь социальный пакет, пенсии и некую стабильность. В частной организации платят больше, но в конвертах, без уплаты налогов и, следовательно, в дальнейшем на пенсию рассчитывать не приходиться. Но, тем не менее, обе они согласились, что все-таки в частной организации работать выгоднее, чем на государство.

   Рассказали, в целом, про свою страну, про соседние государства, про взаимоотношения между ними. Мы так и проболтали почти до самой ночи. Вернувшись, наши девушки из Германии и США, а также наш проводник, были сильно удивлены, увидев как мы увлеченно общались, при помощи рук, переводчика и ломаного знания с моей стороны испанского, а с их английского на довольно «высокие» темы о политике, истории и коммунистическом учении. Далее был сон и ранний подъем.

   Встали мы еще затемно около 5 утра и в 6, после скорого завтрака, наша машина отправилась в третий день своего путешествия через долину вулканов и гейзеров. Этот день мне сильно запомнился. Пустыня ночью сильно охлаждается. Без теплых спальников и одежды в ней лучше не находиться. Утром было сильно холодно. Мы подъехали к долине гейзеров. Земля возле них была горячая, и, если встать в облако пара, то можно было отлично согреться. На фоне рассвета и лучей солнца, дым и пар валивший из гейзеров принимал разные оттенки и вся долина выглядела мистически. Очень красивое зрелище.

  Понравилось еще то, что не было никаких ограничений, перегородок, перил и всего подобного. В том же Йеллоустоуне собираются тысячи туристов и ждут по часу, когда же выстрелит гейзер на довольно значительном удалении от него, за забором, здесь же они стреляли гораздо чаще, и можно было вставать прямо над ними.

  После мы сделали одну остановку на горячих источниках. На улице было довольно холодно, поэтому очень приятно было залезть в горячую воду и посидеть в ней погреться. В отличии от термальных источников Мачу-Пикчу, эти источники действительно были горячими и стоили значительно дешевле.

  Впереди нас ждали вулканы и лавовые образования. Все эти дни мы постепенно поднимались вверх и последние два дня прошли на высоте выше 4500 метров над уровнем море. При разреженности воздуха на такой высоте, особо сильно не побегаешь. Максимум неспешным ходом минут на 20 хватит и то с постоянной отдышкой.

 Наше путешествие закончилось немного раньше, чем я предполагал. Девушки вегетарианки, еще со вчерашнего дня перестали выходить из машины, а на третий день уже практически завыли, что давайте быстрее закончим, надо ехать, надо уже обратно и т.д. И уже часов в 11 утра мы стояли на границе с Чили. Я сделал отметку в паспорте. Опять никто не поинтересовался наличием у меня визы или еще чего-нибудь. Меня посадили в автобус, следовавший через пустыню в Сан-Педро-де-Атакама, оттуда у меня был куплен билет до Калама (Calama), а затем перелет в столицу Чили, Сантьяго.

  В автобусе моим попутчиком оказался француз. Парень взял год отпуска, в том числе и по платежам по кредитам, и отправился в Южную Америку. У него был английский моего уровня. Он даже заметил, что коренных американцев он не понимает, а меня прекрасно. На что я ему сказал, что иммигранты говорят более простым и четким языком, нежели носители и мне тоже более комфортно говорить с теми, для кого английский является вторым языком.

   Больше всего мне непонятна речь черных и британцев. Я работал с ними и их произношение очень сложно для понимания, приходиться прямо напрягаться, чтобы не пропустить что-то важное. Кстати, британцев даже гугл войс не понимает, один британец как-то жаловался мне на это. На что я ответил, что мне тоже сложнее его понимать, нежели даже мексиканца.

  Этот француз был довольно любопытный. Дружелюбно со всеми общался и с легкостью вступал в беседы. Я тогда еще подумал, что парень слишком открытый и, как выяснилось позже из разговора с ним, он поплатился за это уже несколько раз. За время его пребывания на южном континенте, он был трижды ограблен, причем в последний раз у него украли даже паспорт. Ему пришлось в Боливии в своем консульстве получать временное разрешение на въезд во Францию (временный документ удостоверяющий личность).

Я, на протяжении всего своего пути был предельно осторожным. Думаю, именно поэтому я не был ни разу ограблен. Но зачастую из-за мер безопасности приходилось жертвовать фото и видео съемкой, поскольку доставать технику и отвлекаться на видео или фото, когда у тебя в ногах стоят два рюкзака, а ты в многолюдном метро или на оживленной улице, просто опасно.

   На этом мой рассказ о посещении Боливии заканчивается, моя следующая страна - ЧИЛИ.

Автор: Александр Лисов

© LisovTravel

Блог о путешествиях.

Все права защищены.

Подписывайтесь
  • ГРУППА ВКОНТАКТЕ LISOVTRAVEL
  • канал на youtube LisovTravel