СТАРОВЕРЫ

Аляски

ЗНАКОМСТВО СО СТАРОВЕРИЕМ АЛЯСКИ.

БЫТ И РАЗВИТИЕ СТАРОВЕРЧЕСКОЙ ОБЩИНЫ НА АЛЯСКЕ В НАШЕМ ОТЧЕТЕ.

9 сентября - 11 сентября 2016

  Отдельно хотелось бы поговорить о жизни русских старообрядцев на Аляске. На момент нашей поездки я прожил в США уже восемь лет и меня все еще остро волновал вопрос самоопределения. То, что я видел сам и слышал о жизни русских иммигрантов в штатах, меня не устраивало и такого будущего в перспективе для себя я бы не хотел. Потому посещение старообрядческих поселений, и в целом мест, связанных с русским православием было одной из основных целей нашего путешествия по Аляске.

  Когда мы ездили по Орегону, мы уже посещали одно из поселений старообрядцев в городе Вудберн (Woodburn) недалеко от Портленда (Portland). Тогда от визита у нас не осталось ровным счетом никаких впечатлений. Правда, надо сказать, и заехали мы туда без каких-либо серьезных намерений.

    Я сам являюсь старовером по вероисповеданию. Вышел я из семьи со славной историей, мои предки были яркими представителями староверческой общины, о некоторых из них рассказывается в публикациях и исследованиях о старообрядцах Южного Урала. Однако, на поколении моих родителей религия, можно сказать, прервалась, а все свои знания о старообрядчестве мне сколько смогли передали мои бабушки, они же меня и крестили.

    Главный вопрос, который мучил нас - это как можно, проживая в США, сохранить и передать свою культуру и традиции. Также, интересно было взглянуть, как сохраняется вера в самом материалистическом государстве нашей планеты. В надежде разрешить данную дилемму, мы и направились в окрестности городка Хомер (Homer), где неподалеку расположилось несколько староверческих сел, в частности Николаевск и Вознесенка. У меня не было намерения писать какую-то обширную глубокую статью, заваливать их вопросами, в общем выступать в роли надоедливого журналиста. Важно было увидеть все своими глазами, исходя из чего действовать по обстановке.

   Мы сняли жилье в Энкор Поинт (Anchor Point), который находится как раз между Николаевском и Хомером. Утром первого дня я отправился в местный магазин, где и произошло мое первое знакомство с местными старообрядцами. Стоя в очереди к кассе, я услышал русскую речь у себя за спиной. Поскольку мне нужны были газовые баллоны для плитки, а в данном магазине их не было, я обратился к ним с вопросом, где я могу их тут найти. Так между делом мы и разговорились. Поначалу они отвечали мне довольно насторожено, отличительная черта староверов за рубежом, да по большому счету и русскоговорящих иммигрантов в целом - это неприязненное отношение к своим же. Однако, узнав, что я сам являюсь старовером беспоповцем, разговор пошел несколько легче.

   Поговорив немного о том, как они сюда попали, как моим предкам жилось при советской власти, мы распрощались. Я тогда подумал, что раз они так запросто тут встречаются, то в дальнейшем я буду иметь еще много возможностей для общения. Если сказать по правде, в целом от разговора остался неприятный осадок. На тот момент я еще не понимал в чем дело, но об этом позже.

   Позже в этот же день мы отправились в Николаевск - посмотреть на саму деревню, на людей, на местную церковь, посетить местный сувенирный магазинчик и, если получится, пообщаться с кем-то из местных. Церковь была закрыта. Магазин также был закрыт, как мы узнали позже - в этом было наше спасение.

Церковь святителя Николая Чудотворца в Николаевске.

     Село Николаевск было основано в 1968 году старообрядцами, сбежавшими подальше от цивилизации из Орегона, как раз из Вудберна. Переселение происходило при содействии Толстовского фонда (в XX веке организация активно помогала русским эмигрантам перебраться и основаться в Америке) и аляскинских властей, заинтересованных в освоении региона. Староверам создали все условия - выделили большой кусок земли, помогли провести дорогу, электричество, выдали повышенные квоты на ловлю рыбы. Таким образом рыбалка здесь вытеснила традиционное сельское хозяйство. Постепенно и приусадебное хозяйство сошло на нет. Некоторые из староверов зарабатывали на строительстве рыболовецких судов. Однако, в рыболовной отросли на Аляски в последние годы наблюдается кризис, спрос на суда упал, ловлей рыбы также заниматься стало не слишком прибыльно, и многие староверы перешли на строительство домов.

     Старообрядцы делятся на две идейные группы - поповцы и беспоповцы, которые в свою очередь расходятся еще на многочисленные толки - согласия. В рамках данной статьи мы не будем подробно говорить о том, чем данные группы между собой отличаются, если у читателя возникнет интерес, информацию можно легко найти в интернете. Отметим лишь, что все эти группы зачастую настроены друг к другу непримиримо и открыто враждебно. Каждое из согласий мнит себя единственно верным. А всех остальных считает еретиками и отступниками от «истинной веры Христовой».

      Николаевск основали несколько семей беспоповцев, однако в 1983 году примерно треть села становится поповцами (присоединяется к белокриницкой иерархии), а остальные так и остаются беспоповцами. После этого в селе начинается настоящая холодная война, его жители - потомки четырех семей, перестают элементарно здороваться. И в 1985 году большинство беспоповцев навсегда покидает свои дома и основывает новое село Вознесенка на утесе над заливом Качемак, в которое мы наведались позже.

IMG_5437
IMG_5409
IMG_5407
IMG_5414
IMG_5422
IMG_5412
IMG_54121
IMG_5420
IMG_5426
IMG_5425
IMG_5428
IMG_5435
IMG_5431
IMG_5424
IMG_5423
IMG_5440

    По улицам Николаевска бегали девчонки с косами в платьях до самых пят, но кроме нескольких детей на улице больше никого не было. Я заметил двух мужичков у дома на заднем дворике и решил спросить у них, как можно попасть хоть куда-то, а заодно и поговорить. Один из них в этот день подстрелил лося, был в хорошем расположении духа и готов был говорить на любые темы. Лет ему было в районе пятидесяти. Точно сказать трудно, борода немного прибавляет возрасту. Второй был помоложе - лет 35, рядом иногда пробегал его сын лет двенадцати, уже не говоривший по-русски.

    Приходилось очень напрягаться, чтобы понимать о чем они говорят. Вдалеке от родины их язык обособился, сформировался в собственный диалект, который иногда трудно разбирать человеку неподготовленному. К тому же сам говор очень беглый.

      Поговорили мы и про староверов Боливии, часть из которых недавно вернулась в Россию. Тот, который постарше бывал у них в гостях еще в Южной Америки и знаком с ними лично. Поговорили про налоги, ведение бизнеса в США, про Россию, про староверов Аляски в целом.

    Рассказали нам и про хозяйку сувенирной лавки Нину Фефелову, жену Дионисия Фефелова, сына первого старообрядческого священника на Аляске. По их рассказу - это бойкая торгашка, которая будет стремиться продать тебе «говно по цене золота» (прямая цитата!). Высмеяли «традиционно русские» наряды, которые она шьет сама и предоставляет потом для фотосессии туристам. Платья эти - плод ее разыгравшейся фантазии, к реальной жизни они не имеют никакого отношения, хотя преподносятся как исконно русские. Туристы верят и охотно фотографируются в «старорусских одеждах». С легкой досадой отметили, что после такого приема практически никто не возвращается во второй раз. Поэтому, как я отметил выше, и хорошо, что во время нашего визита лавка была закрыта.

       Насколько я понял из разговора, по сути своей они уже не были староверами, просто носили бороды, как это к слову делают большинство «реднеков» (англ. rednecks — «красношеие», жаргонное название белых фермеров, жителей сельской глубинки США). Борода ведь к религии никакого отношения не имеет. Оба абсолютно свободные в мыслях. Узнав, что я сам старовер беспоповец, они посоветовали мне ехать в деревню Вознесенка, аргументирую это тем, что там живут именно беспоповцы. Не преминули и пошутить про особенности их быта и вероучения.

Вид на ледники близ деревни Вознесенка.

     Так получилось, что в Вознесенке я побывал два раза. В первый раз мы проехали всю деревню, а затем, спустившись с крутого утеса по довольно лихой дороге, проехали около километра вдоль залива Качемак и оказались у следующего села беспоповцев под названием Качемак-село. Сюда откололась уже часть жителей Вознесенки, посчитавшие, что жители ее также впали в ересь. У въезда в деревню висело несколько табличек говоривших, что территория частная и проезд запрещен, часть территории была обтянута колючей проволокой. Я жил в США уже много лет и такие таблички сразу отбили желание заезжать в село, даже учитывая то, что в селе проживают вроде как «русские люди». Послание было ясное - гостей здесь не ждут, да и любопытство мое было праздное по сути. Отмечу, что, как правило, американцы вешают одну табличку, и этого достаточно, чтобы тебя не потревожили. Здесь же их было штуки четыре, немного смахивает на истерику.

     Если ехать дальше вдоль берега, то попадаешь в село Раздольна. После приема в Качемак-селе, ехать дальше мы посчитали бессмысленным, да и дорога была вся в ямах, не езда, а сплошная тряска. По пути обратно в Вознесенку, мы заметили молодого парня в отличающей староверов косоворотке. Он сидел на квадроцикле и смотрел какие-то видеозаписи по телефону. Я попытался завязать разговор, парень к слову разговаривал по-русски. Отвечал он довольно насторожено, если не сказать боязливо, поэтому разговор получился натянутым и довольно поверхностным. Я не стал продолжать мучить его расспросами и мы двинулись дальше.

      Позже пришла в голову мысль, почему он нас так опасался. Дело скорее всего было не только в том, что мы чужаки, но и в том, что он сидел с телефоном в руках. Староверы в целом отрицают технический прогресс - телевизоры, компьютеры, телефоны, интернет и так далее, все это формально под запретом. Это, к слову, не мешает им использовать электричество, автотранспорт, иметь счета в банках, здесь они как-то с собой договорились. По факту и все остальное у них также имеется, только все прячутся друг от друга, делают вид, что ничем таким не пользуются. Вот и он выехал за пределы села спокойно полазить в интернете, и постороннее внимание ему было ни к чему.

IMG_6036
IMG_6038
IMG_6039
IMG_6040
IMG_6047

    Поднявшись обратно в Вознесенку, мы остановились у местной школы. Деревня выглядела опустевшей до тех пор, пока я не запустил в небо дрон. Несколько детей сбежалось посмотреть, одни даже приехали на квадроцикле. Я поснимал окрестности и посадил дрон. Все это время брат с сестрой, стоявшие рядом, выкрикивали восторги в адрес летающей штуковины на английском, но стоило мне заговорить с ними на русском, как оба они будто бы онемели и брат спешно увел сестру за собой. Затем мальчик уже видимо с отцом двинулись в нашу сторону на квадроцикле, но почему то не остановились, а сделали около нас круг, кивнув головой, и уехали к дому.

     Так ни с кем толком и не поговорив, мы двинулись в обратный путь. Не стали больше пытаться с кем-то заговорить, ребенок уснул, и пока она спала, нужно было быстрее пролететь извилистый участок дороги по гравийке, где ее сильно укачивало.

IMG_6049
IMG_6053
IMG_6054
IMG_6057
IMG_6060
DJI00934
DJI00937
DJI00931

     Осталась некая недосказанность, поэтому на следующий день с утра пораньше я решил съездить еще раз, на этот раз в одного. Но, не спланировав заранее, попал я очень неудачно. Это было утро воскресения. Когда я подъезжал к деревне, на встречу мне торжественно ехала колонна из машин пятидесяти, по-видимому со всеми жителями села, которые отправились на воскресную молитву. Следовать за ними я не стал, въехал в деревню и обнаружил, что она абсолютно пустая. Посетил местное кладбище, еще немного поснимал сам залив Качемак, в то утро он был особенно красив, и отправился обратно.

      В общем, про Вознесенку я мало что могу сказать. По правде говоря, я не был сильно раздосадован своей неудачей, почему - расскажу чуть позже.

Общеобразовательная школа в деревне Вознесенка с видом на залив Качемак и ледники.

Ледник на заливом Качемак.

IMG_6182
IMG_6186
IMG_6189
IMG_6196
IMG_6223
IMG_6226
IMG_6228
IMG_6230
IMG_6234
IMG_6244
IMG_6251
IMG_6217
IMG_6259

    Вечером этого же дня мы опять навестили Николаевку и как раз приехали к началу службы. Храм готовил к службе заместитель главного священника, так как сам главный был в этот день где-то на рыбалке. Поговорили в общем и ни о чем конкретно. За все время моего соприкосновения со старообрядцами, больше они расспрашивали меня, чем я их. Их интересовало кто я, откуда, а также то, что являясь старовером по вероисповеданию, я имею абсолютно светский вид - не ношу бороды, не упоминаю Бога в разговоре через каждое слово, и в целом мыслю материальными понятиями. На службу я оставаться не стал, тем более, что они являлись поповцами. В храм помимо священника пришли еще две женщины, одна из которых привела с собой трех маленьких детей. В селе проживает около трехста человек, а на службу не собралось и десяти.

Церковь святителя Николая Чудотворца в Николаевске. На втором плане новая строящаяся церковь.

     Как я уже писал выше, после каждого такого разговора, на душе оставался тяжкий неприятный осадок. Мы с супругой долго это обсуждали, но понимание, в чем собственно дело пришло позже, когда за недостатком информации мы полезли в интернет и обнаружили там несколько статей ранее бывавших здесь людей. Более того, мы нашли текстовую запись интервью на радио «Эхо Москвы» с на тот момент студенткой МГИМО Антониной Басаргиной, предки которой были одними из основателей Вознесенки, откуда она потом сбежала учиться в Москву. Статьи были как восторженно-дилетантские, так и глубоко осмысленные с хорошим анализом ситуации. Пересказывать я их не стану, а попробую самостоятельно описать, что мне не понравилось.

    Само бегство староверов в 30-е годы прошлого века сначала из Союза, а потом и из Китая, когда к власти пришли коммунисты, мне еще понятно, хотя не могу сказать, что в полной мере. Дальнейшее их скитание по Бразилии, Боливии, Америке, Канаде, бегством назвать уже сложно. По факту они начали искать для себя экономических преференций, которыми их щедро одарила, к примеру, Америка. Ни к религии, ни к сохранению традиционного уклада жизни эти дальнейшие переселения отношения уже не имели.

   Убегая от Советской власти, староверы с легкостью принимали помощь и средства от различных еретических организаций и иностранных правительств. По итогу в США они стали полностью зависимыми от государства, однако позиционируют себя людьми свободными и самодостаточными. Они никому ничего не должны и всячески стараются закрыться от мира, особенно, как это не парадоксально, от русского. Этакие паразиты на теле общества, давшее им все.

Если взглянуть на некоторые факты, например, на то, что они каким-то образом приравнены к коренным народам Аляски со всеми вытекающими отсюда льготами; на то, как специально под них меняли даже слова присяги на гражданство - вместо клятвы служить США, они заявляли в отношении США лишь лояльность; на то, как их обходит стороной закон о растлении малолетних - ведь они часто женят детей в 13-14 летнем возрасте; на то, как закрывались глаза на нарушение ими иммиграционного законодательства. Казалось бы, после всего этого община должна расцвести. Ведь нет больше гонений, нет больше диктата Советской власти, напротив, власти всячески создают все условия, наделяют такими суперльготами, на которые не могут претендовать даже родившиеся здесь американцы.

     Но что мы видим по итогу? С течением некоторого времени часть староверов откалывается и убегает еще дальше от людей, основывая село Вознесенка, оттуда еще дальше - села Качемак и Раздольна. Если старое и среднее поколение еще как-то говорит и читает по-русски, то молодежь в большинстве по-русски говорит уже с трудом, либо не говорит вовсе. Так как думают они уже по-английски, то им приходится дословно переводить свою мысль на русский. Бывает, что звучит это довольно смешно, конечно, если не относится ко всему этому серьезно. Например, на молитве они могут сказать «Господи, помилуй НАЙС» (от англ. Слова nice - милый, симпатичный), Текст молитвы они просто зазубривают, не понимая ее смысла.

     В Николаевске мы случайно встретили супругу местного настоятеля храма, которая вообще не говорила по-русски и таких там хватает. В селе помимо староверов живут уже и американцы, и просто вновь прибывшие русские, ведь прикинувшись старовером можно получить документы и льготы за считанные месяцы и без всяких проблем.

Обо всем этом я и думал. И, если оставшиеся на родине староверы, вытерпевшие на себе всю тяжесть и жестокость многовековых гонений, только укрепились в своей вере и стали для меня примером для подражания. То, увиденное мной на Аляске уважения у меня не вызывает, и ни к русской культуре, ни к русскому старообрядчеству, я лично отнести их не могу.

     Есть старшее поколение собственников, которое тянет на себя одеяло, утверждает правила и требует их исполнения, сами не всегда следуя тем самым правилам. И есть молодое поколение, для которого все это чуждо, они не видят ни практической, ни какой-либо другой цели в религии, более того, они и русского языка уже не понимают, не говоря о церковнославянском.

   А как можно понять саму веру без знания русского языка, без понимания исторической реалии, в которой она формировалась, вдали от родины и от людей, которые также поколение за поколением претерпевали все повороты истории. Никак. Факт в том, что аляскинское старообрядчество вырождается. Превратится ли оно в собственное отдельное от староверчества вероучение, станет ли местной субкультурой с упором на внешний вид (борода, косоворотки, кички, платья в пол) или загаснет совсем, это покажет только время.

    Вообще у людей сложился какой-то стереотип, что старовер - это обязательно мужик с бородой, в косоворотке, с уровнем кругозора необразованного деревенщины, живущем где-то в тайге. Конечно тот, кто так думает, встретившись с жителями вышеописанных сел Аляски, узрит в них истинных староверов и ревнителей старорусской традиции, ведь они носят эти самые бороды и косоворотки. Только почему то, посетившие село искатели во второй раз уже не возвращаются (слова одного из жителей села), поселения не становятся местами паломничества, а это тоже показатель.

   Мир изменился. Даже эти староверы имеют счета в банках, лицензии на бизнес, они платят налоги, владеют автомобилями, слушают СМИ, смотрят телевизор, получают светское образование, включая секс-просвет и так далее.

Я также получил светское образование и живу по-светски, но все-таки у людей в России сохраняется русский менталитет, способность понимать церковнославянскую письменность и саму суть религии в историческом контексте развития русского народа.

     Староверы Аляски больше напоминают экспонат зоопарка, который был выдернут из естественной среды обитания, помещен в искусственный инкубатор со всеми жизненно необходимыми удобствами и потерявший свои «природные инстинкты», свое предназначение.

  Вспоминается цикл передач, посвященных переезду нескольких семей староверов из Боливии в Россию. Преподносилось это таким образом, что страна наша вновь стала привлекательной для жизни и заслужила тем самым возвращение староверов. На самом деле, этот их переезд не что иное, как последняя надежда спастись и сохранить религию. А Россия - это та питательная среда, в которой можно самовоспроизводиться без потери корней и самой веры.

     Религия, которая сохраняется только в условиях полной изоляции от общества, обречена на крах. На этом я, пожалуй, остановлюсь.

Автор: Александр Лисов

Дополнения: Полина Цыганкова

© LisovTravel

Блог о путешествиях.

Все права защищены.

Подписывайтесь
  • ГРУППА ВКОНТАКТЕ LISOVTRAVEL
  • канал на youtube LisovTravel