Июль 2016

ЙЕЛЛОУСТОУН

ЙЕЛЛОУСТОНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК - МЕЖДУНАРОДНЫЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАПОВЕДНИК, ОБЪЕКТ ВСЕМИРНОГО НАСЛЕДИЯ ЮНЭСКО, ПЕРВЫЙ В МИРЕ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК.

   Не ошибусь, если скажу, что Йеллоустонский национальный парк является, пожалуй, самым известным заповедником в Соединенных Штатах Америки, и одним из самых известных в мире. Кто не слышал про Йеллоустонский супервулкан, который вот-вот рванет и уничтожит всю нашу цивилизацию, ну или как минимум ее североамериканскую часть.


   Находится он вдали от крупных мегаполисов и центров, в глубине страны на территории трех штатов – Вайоминг, Монтана и Айдахо. От Сан-франциско, где мы на тот момент жили, самый короткий маршрут составлял 1500 км (935 миль), что довольно серьезное расстояние. Поэтому направление мы держали в уме, но ехать не спешили.


    Быстрее было бы на самолете, что в тот момент показалось более дорогим в сравнении с машиной, а мы ревнители бюджетного отдыха. Однако впоследствии мы пожалели, что не проработали этот вариант. Цены накануне праздников зашкаливали, и мы решили «сэкономить», переплатив затем за тот же ночлег, вкупе с питанием, бензином, арендой автомобиля. А главное, еще не успев добраться до парка, мы оказались полностью измотаны а) дорогой, по которой мы ездили уже не раз; б) бесконечно тоскливыми видами пустыни Невада, которую мы видели уже не два; в) неприятными приключениями в виде отеля с ордой клопов, встречи с которыми мы не ждали - это три. Но обо всем по порядку.

    В последних числах июня нас внезапно осенило, что надвигающиеся большие американские праздники на 4 июля (день независимости США) – это отличная возможность, наконец, доехать до Йеллоустоуна. Без броней, без продуманного маршрута! А это Америка, здесь все по броням.


   Мы знали, что люди бронируют места в кемпингах и отелях парка аж за полгода вперед (по крайней мере, самые популярные места ночлега, типа озеро Йеллоустоун или Каньон-Вилладж), и даже так задолго можно не успеть и все будет раскуплено за считанные часы после начала продаж. А тут канун 4 июля, шансы найти свободный кемпинг рекордно низки.


   Так или иначе, мы накидали следующий план: 2 дня мы отвели на то, чтобы добраться до предместья парка, 1 день перевалочный около парка, 2 дня на сам Йеллоустон, 1 день в пути до Солт-Лейк-Сити, 2 дня в Солт-Лейк-Сити. Дальше мы планировали уйти на юг, посмотреть достопримечательности южной Юты - северной Аризоны, в частности руины индейских городов. Но в тот раз, южнее Солт-Лейк-Сити мы не поехали, и оттуда вернулись назад в Сан-франциско. Юту и Аризону мы посмотрели в одну из наших следующих поездок, подробнее читайте ЗДЕСЬ.

   Не успев отъехать от дома, мы сразу же попали в пробку, которая тянулась до Сакраменто, то есть 128 км (80 миль). Предпраздничная пятница – все валят из города. Вообще пробки для Сан-франциско и окрестностей – это дело обычное, даже банальное. Итого вместо 3-х часов до нашей ночевки в Рино мы ехали больше 6-ти.


   Рино – город-казино, меньше и дешевле Лас-Вегаса, не такой раскрученный. Так сказать, более бюджетный вариант спустить все свои деньги. Для нас это был перевалочный пункт. Поскольку здесь каждый отель – это не только комнаты, но и сами казино, торговые центры, рестораны и прочее, то номера стоят дешево, потому как зарабатывают они в основном на азарте и жадности.


 В преддверии праздников к стойке регистрации сформировалась приличная очередь. Множество американцев семьями с детьми, в том числе и с маленькими, приехали или прилетели провести большие праздники по казино и торговым центрам. Вот такой он – отдых по-американски.

Вид из окна отеля в Рино

  Весь следующий день мы провели в дороге через бескрайнюю пустыню Невады. Не знаю почему, но эти виды уже не в первый раз вызывают у меня чувство какой-то беспросветности, безнадежности. Эти маленькие городки вдоль трассы, где центр города – это ресторан, он же казино и местная пивнушка, а вокруг пустыня. Как и чем (в плане идеи) живут эти люди мне не понятно.


  К вечеру, наконец, ландшафт начинает меняться, и уже затемно мы приезжаем к нашему следующему перевалочному пункту – городу Твин Фолс (Twin Falls), штат Айдахо. Не забронировав отель заранее, тормозим у первого встречного и берем комнату. И вот здесь-то нас и ждал весьма неприятный сюрприз, от которого мы, чуть было, не повернули назад. 


   Все уже легли спать, когда я обнаружила, что кровать кишит клопами. В итоге ночная тревога, и в два часа ночи мы едем дальше до предместья Йеллоустоуна. Добираемся до места к утру, ставим палатку и ложимся спать.


   Вообще, можно было конечно пойти на ресепшен, устроить скандал, запросить другую комнату или полный возврат средств. Но паника была настолько сильна, что мы просто сбежали. Покусали, к слову, только одного счастливого человека – автора данной статьи, которая даже не успела лечь спать, а просто разок прилегла минут на 15! Укусов было много, думаю, если бы я там переночевала, меня бы просто съели, а на утро, как говорится, баба с возу.


 Следующий день, мы провели в месте под названием Карибу-Тарги (Caribou-Targhee National Forest). Отдыхали от всех этих злоключений. Предместье Йеллоустоуна – места там красивые, живые.

   Утром двигаемся в сторону парка. Есть пять въездов в парк,  расположенные по сторонам света (два с востока). Мы двигаемся с запада через Вест Йеллоустон (West Yellowstone) – сувенирная лавка размером с целый город. Затариваемся магнитиками. Проезжаем его и, наконец, попадаем в парк.


  Йеллоустоун является первым в мире национальным парком, основан в 1872 году. На эти же годы приходится начало научной и хозяйственной деятельности в регионе. Кстати, тогда не все смирились с неприкосновенностью территории парка и в 1886 году туда были введены части армии США для борьбы с браконьерством и разрушением природных памятников.


  А мы двигаемся на север в поиске места ночевки. Кемпинги северной части парка менее популярны, поэтому у нас появлялся шанс найти там свободное место. Недалеко после въезда в парк - первый кемпинг Мэдисон (Madison Campground) - популярное место, соответственно полностью забит, едем дальше.


  По дороге останавливаемся на смотровых площадках и за каких-то полчаса успеваем увидеть водопад, небольшое горное озеро и геотермальные источники - природа здесь очень насыщенная и разнообразная.


  Доезжаем до следующего кемпинга Норрис (Norris Campground) - он оказывается ПОЛУПУСТЫМ! Ставим палатку, обедаем и двигаемся дальше. Кстати, на следующее утро, когда мы уезжали, на въезде в палаточный городок томилось машин пятнадцать, думаю в этот день кемпинг был полностью забит, мы попали удачно.

  Продолжаем двигаться на север, следующая остановка -  Мамонтовые горячие источники (Mammoth Hot Springs) - гигантский комплекс геотермальных источников.


   На планете существует множество горячих источников, но Мамонтовые - в числе самых известных. Главная особенность - это травертиновые отложения (травертин - горная порода, образованная минералами карбоната кальция), сложившие здесь уникальный ландшафт - многоуровневые горы и террасы. Горячая вода стекает живописными каскадами, а где-то разливается небольшими озерами. 


  В центре ландшафтного комплекса возвышается Оранжевая гора, извергающая потоки горячей воды. Температура воды в районе 70-ти градусов Цельсия, над террасами поднимается горячий пар. Цвет воды - желтоватый, оттенок придают водоросли.


  Место просто космическое! Прогулявшись по проложенным здесь тропам - в основном деревянным помостам, и смотровым площадкам, мы отправляемся дальше.

   Едем на восток к долине Ламар (Lamar Valley), где надеемся увидеть бизонов. Временами машина начинает реветь, а обороты двигателя подскакивают до небес. Дело в том, что парк расположен на Йеллоустонском плато, на средней высоте примерно 2400 м над уровнем моря. Почти со всех сторон плато ограничено хребтами Скалистых гор высотой от 2700 до 3400 метров над уровнем моря. Сами мы конечно не ощущаем такой высоты, но двигателю определенно не хватает кислорода.


  На отрезке трассы после перекрестка (Tower Junction), часто можно встретить кого-нибудь из обитателей дикой фауны парка. Так, не успев доехать до места, мы наткнулись на медведя, который прохаживался вдоль трассы. Естественно, возникла небольшая пробка из машин. Мгновенно появившийся егерь, начал разгонять зевак, то есть нас. Пока машины перед нами тронулись, мы успели сделать пару снимков. 


  Конечно, вся эта суета не безосновательна. Случаи нападения медведя на человека в парке случаются каждый год. После инцидента егеря вынуждены отстреливать опасное животное. А все это происходит потому, что уже долгие годы медведи беспрепятственно размножаются в тепличных условиях парка, где запрещена любая охота. Ресурса дикой природы больше не становится, вот хищник и выходит к человеку за подкормом. А мы едем дальше.

  Въезжаем в долину и опять удача - стадо бизонов пасется по обе стороны дороги. Поголовье бизона в парке относительно велико, около четырёх тысяч, и одно из самых больших в США на данный момент. Прежде бизон, или буффало, как его называют североамериканцы, был распространен почти по всей территории Северной Америки, теперь же встречается только к северу и к западу от Миссури. И это относит нас к теме массового истребления бизонов в США, на которой я бы хотела остановиться подробнее.


  Уничтожение бизонов в США - бесконтрольная массовая охота на бизонов с 1830-х годов в коммерческих целях, приведшая к угрозе полного исчезновения этого вида животного в Северной Америке. Первоначально общая численность бизонов составляла примерно 75 миллионов (в других источниках даются цифры в 50-60 млн), но уже в 1880—1885 годах в рассказах охотников говорилось об охоте на «последнего» бизона.


  «Повсюду виднелись бизоньи тропы, но живых бизонов не было. Лишь черепа и кости этих благородных животных белели на солнце» - английский натуралист Уильям Гриб.


   С самого начала колонизации Северной Америки в Европе большим спросом пользовались шкуры разных североамериканских животных, и бизоны не стали исключением. Из шкур бизонов выделывали одеяла и ковры, теплые мантии и другую одежду. Кожу также использовали для изготовления приводных ремней для разнообразных промышленных станков. Черепа и другие кости отправлялись на фабрики удобрений.


   В начале 1800-х годов ради шкур убивали около 200 тысяч бизонов в год. А в период с 1870 по 1875 год уже 2,5 миллиона бизонов ежегодно. Цифры астрономические! Между 1830-ми и 1860-ми годами на восточное побережье США одна за другой прибывали повозки, набитые шкурами бизонов.


 Небольшое количество мяса продавалось поблизости, остальное бросалось гнить на специально выделенных для этих целей полях, где потом собирали кости. Лишь в очень дорогих ресторанах восточного побережья США в меню можно было встретить язык бизона.


  "Вся страна пахла гниющим мясом. Даже цветы не могли перебить плохого запаха. Наши сердца окаменели. Никто не верил, даже тогда, что белый человек может убить всех бизонов. Их всегда было так много" - Притти Шилд (Pretty Shield) целительница индейского племени Кроу (Crow Nation).


 Зимой, благодаря низкой температуре, появлялась возможность поставлять мясо намного дальше. С прокладкой железных дорог и началом использования вентилируемых и охлаждаемых вагонов потребление мяса бизонов возросло. Также значительно упростилась доставка охотников на равнины, что еще больше усугубило положение бизонов. В результате хищнического истребления численность бизонов к началу XX века снизилась с нескольких десятков миллионов до нескольких сотен.


 Американские железнодорожные компании внесли существенный вклад в сокращение численности бизонов не только обеспечением охотников и торговцев быстрым транспортом. Во время строительства железных дорог они заключали с охотниками контракты на поставку мяса бизонов для кормления рабочих.


 Позже, они стремились к сокращению численности бизонов из-за того, что огромные стада бизонов, пересекающие железнодорожные пути или находившие укрытие от ветра за железнодорожными насыпями, задерживали поезда на время от нескольких часов до нескольких дней. Были случаи столкновения локомотивов с животными, что вызывало повреждение техники и железнодорожного полотна. Руководители железнодорожных компаний осознали и потенциальную выгоду от близости огромного количества бизонов к путям следования поездов, и стали привлекать пассажиров, предлагая им стрелять по бизонам из окон вагонов. Также были организованы специальные охотничьи рейсы.


  Охота на бизонов была хорошо отлаженным крупным коммерческим предприятием, в котором участвовали хорошо организованные команды из одного или двух профессиональных охотников, сопровождаемые командой скиннеров – людей отвечающих за снятие шкуры; людей, которые чистят оружие; людей, которые перезаряжают оружие; поваров; торговцев; кузнецов; охранников; коллекционеров; многочисленных лошадей и вагонов. Мужчины также были заняты, чтобы восстанавливать пули, извлеченные из туш.


  Хорошая шкура могла принести 3 доллара в Додж-Сити, штат Канзас, и очень хорошая (тяжелая зимняя шкура) могла быть продана за 50 долларов во времена, когда рабочему повезло бы заработать доллар в день.


  Многие из этих профессиональных охотников убивали более ста животных за одну стоянку и много тысяч в своей карьере. Одним из таких был Буффало Билл (настоящее имя William F. Cody), охотившийся на бизонов для снабжения Армии США и работников железной дороги «Канзас пасифик рейлуэйз». Согласно заявлениям самого Билла, только за время работы на железнодорожную компанию в 1867—1868 годах он убил более 4 тысяч бизонов в течение 17-ти месяцев. Именно тогда он и получил своё прозвище "Буффало", то есть Бизон. 
Кстати, в январе 1872 года он был скаутом во время охоты на бизонов Великого князя Алексея Александровича (четвёртый сын императора Александра II, родной брат Александра III).


 Известность Буффало Биллу принесли устраиваемые им популярные зрелища под названием «Дикий Запад», воссоздающие картины из быта индейцев и ковбоев (военные танцы, родео, состязания в стрельбе). К участию в этих шоу Буффало Билл привлекал множество настоящих ковбоев и индейцев, тем самым обеспечивая их работой. Как это часто, бывает после всех своих деяний у Билла проснулась совесть, он стал выступать в поддержку индейцев и бизонов.


  "Каждое индейское восстание, которое я когда-либо видел, было вызвано нарушением обещаний со стороны правительства" - Буффало Билл.


  Со своими представлениями он объездил всю Америку и Европу, создав в массовой культуре устойчивые классические образы о жизни коренных американцев.

  И вот стоим мы и смотрим на безмятежно пасущееся стадо. На первый взгляд бизон ничем особенным не отличается от простой коровы. Однако это не так. Это неуклюжее на вид животное при необходимости может двигаться легко и быстро, бежит рысью и галопом с такой скоростью, что не всякая лошадь может обогнать, также хорошо плавает. Массивные рога защищают от неприятеля. Зимой густой мех хорошо защищает бизона. Они легко переносят 30-ти градусные морозы.


  Однако для охотника с ружьем, верхом на лошади, стадо бизонов - это все равно, что стадо коров, так как ты не выходишь со зверем один на один, ты можешь вообще к нему сильно не приближаться. Выслеживаешь, подкрадываешься и открываешь огонь. К тому же, когда один бизон в стаде убит, остальные собираются вокруг него. Эта своеобразная черта, еще больше упростила процесс охотникам - способность убить одного бизона часто приводила к уничтожению целого стада. Тем еще более жестокой кажется вся эта кампания.


  Бизоны являлись материальной базой для индейцев, которые традиционно охотились для удовлетворения своих жизненных потребностей: для пропитания, а также изготовления одежды, жилища, орудий и утвари. Особо ценили бизоний язык и богатый жиром горб. Сушеное и грубоизмельченное бизоновое мясо, называемое пеммиканом, служило для зимних запасов индейцев. Толстые шкуры бизона шли на более грубые сорта сыромятной кожи и дублёной кожи, особенно для подошв. Из кож молодых животных получали сыромять для одежды. Кроме того, бизоньи кожи шли на палатки-типи, сёдла и пояса; из костей делали посуду, ножи; из сухожилий - тетивы, нитки, из волос верёвки; помёт служил топливом; из копыт вываривали клей. Выживание многих племен зависело от бизонов.


  Индейцы охотились на бизона с лошади, с луком, реже с копьём. С приходом европейцев на материк стали применять и ружье. Существовали и более древние, пешие, способы охоты.


 В XIX веке некоторые индейские племена также занялись коммерческим промыслом бизонов, продавая шкуры американским торговцам. Тем не менее, именно действия белых американских охотников и железнодорожных компаний США имели критические последствия для популяции бизонов.


  Армия США активно поддерживала уничтожение бизонов. Федеральное правительство поощряло охоту на бизонов по разным причинам, чтобы позволить фермерам разводить свой скот без конкуренции со стороны других, но главным образом для того, чтобы ослабить индейцев, уничтожив их основной источник пищи и вынудить их переселиться в резервации, освободив, тем самым, свои земли. Без бизонов коренные жители равнин вынуждены были покинуть землю или умереть с голоду.


  "Охотники за бизонами сделали за последние два года больше для решения острой проблемы индейцев, чем вся регулярная армия за последние 30 лет. Они уничтожают материальную базу индейцев. Пошлите им порох и свинец, коли угодно, и позвольте им убивать, ...пока они не истребят всех бизонов!" - генерал Филип Шеридан.


  "...либо бизоны, либо индейцы должны исчезнуть. Только когда индейцы станут абсолютно зависимыми от нас, мы сможем с ними справиться, с бизонами они слишком независимые, но если мы уничтожим бизонов, мы победим индейцев. Мне кажется более гуманным уничтожить бизонов, чем индейцев, поэтому бизоны должны исчезнуть" - подполковник Додж, высокопоставленный военный офицер в беседе с Фрэнком Х. Майером.


  "Вы хорошо знаете, что бизонов становится все меньше и что у вас должно скоро появиться какое-то другое средство к существованию, поэтому вы должны наладить дружбу с белым человеком, и когда бизоны исчезнут, мы сможем позаботиться о вас, в том случае если это будет необходимо" - генерал Уинфилд Скотт Хэнкок в разговоре с несколькими начальниками племени Арапахо в Форт-Додже в 1867 году.


 Стремительное снижение численности бизонов вылилось в потерю духа, земли и автономии для большинства коренных народов. К 1893 году менее 400 диких бизонов осталось в живых, а индейцы были выдавлены в резервации (большая часть земель которых была бесплодными участками земли), опираясь на фермерство и ожидая скудных правительственных пайков для пропитания. Они стали полностью зависимыми от правительства США и американских торговцев.


  Закон, запрещающий охоту на животных, в том числе и бизонов, был принят только в 1894 году на территории национального парка Йеллоустоун. Небольшая популяция бизонов была сохранена во многом благодаря существованию этого и ряда других национальных парков, а также усилиям правительств штатов, частных организаций и филантропов.


  Сейчас более чем 95% североамериканских бизонов находятся в частной собственности. Большинство из них используется для получения коммерческой продукции. Бизонов в дикой природе практически не осталось.
На этом про бизонов я заканчиваю. После Долины Ламар мы вернулись обратно в кемпинг - отдыхать и готовиться к завтрашнему дню.

  Выдвигаемся рано утром, парк огромный - для того, чтобы посмотреть "все" нужно выделять не меньше недели, а у нас всего два дня, один из которых был вчера.


 Дорога через основные достопримечательности проложена в виде "большой петли" - так ее здесь и называют. Ее протяженность составляет 230 километров. Сюда не включены подъезды к выходам из парка, боковые ответвления, перемычка между Норрис и Кэнион (20 км). С перемычкой дорога напоминает цифру восемь. Общая протяжённость асфальтированных дорог составляет 499 км. На зиму почти все они закрыты для автомобильного движения из-за того, что проходят через перевалы.


 Доезжаем до Каньон-Вилладж (Canyon Village) - небольшая деревенька с магазинами, ресторанами и сувенирными лавками. Проезжаем ее и паркуемся на громаднейшей парковке с южной стороны каньона у начала одной из троп (Uncle Tom's Trail). Тропы есть и с северной стороны каньона.


 Большой каньон (Grand Canyon of the Yellostone) - одно из красивейших мест национального парка, располагается на русле реки Йеллоустоун. Каньон сравнительно узкий, конечно если сравнивать со знаменитым Гранд-Каньоном в Аризоне, в длину он достигает почти 39 км, в высоте колеблется от 240 до 370 метров, а в ширину меняется от 400 метров до 1,21 километра.


 Склоны каньона раскрашены множеством оттенков желтого, розового, красного и коричневого цветов, которые получились здесь в результате взаимодействия геотермальных источников со структурой горных пород. В частности, обилие желтого цвета говорит о присутствии железа в скалах, которые, говоря научным языком, окисляются. Ржавеют.


 На русле реки Йеллоустоун в пределах большого каньона располагается несколько водопадов, самые известные из них - это Верхний (Upper Falls) и Нижний (Lower Falls) водопады. Последний из них является самым высоким (94 метра) и самым крупным по расходу воды в парке. Мы посмотрели только верхний, не подготовившись заранее мы просто не знали, что тут есть еще водопады. Наш промах.

Водопад Верхний (Upper Falls)

 Едем дальше на юг по нижнему кольцу восьмерки и останавливаемся у нашей следующей точки под названием "Грязевой вулкан" (Mud Volcano). В бытность далеких первых экспедиций в этот регион (конец XIX века) вулкан сотрясал землю и выбрасывал струи грязи аж до верхушек деревьев, его извержение можно было услышать в радиусе километра. Затем он взорвал сам себя и теперь это лениво булькающая грязевая лужа. Неотъемлемая часть грязевых вулканов - это запах сероводорода (в простонародье запах "тухлых яиц"), чувствуется очень явно.


  Рядом с грязевым вулканом располагается группа других геотермальных источников. Самый необычный из них - это горячий источник "Пасть Дракона" (Dragon’s Mouth Spring). Представляет собой небольшой бассейн, где горячий пар с водой вырываются из небольшой пещеры, издавая при этом будто бы рычащий звук.


  Дальше по короткой тропе можно прогуляться, посмотреть другие источники и небольшие вулканы. Пройдя всю тропу, мы вновь садимся в машину и едем дальше к озеру Йеллоустоун.

  Озеро Йеллоустон, одно из самых больших высокогорных озёр в Северной Америке, расположено в центре Йеллоустонской кальдеры, самого большого супервулкана на континенте, на данный момент дремлющего. Предполагается, что он извергался с огромной силой несколько раз за последние два миллиона лет. Факт в том, что большая часть территории парка покрыта застывшей лавой. Задачка на сообразительность - на дне озера спит супервулкан, а если он "спит", то когда-нибудь "проснется"?


  Так, в 2003 году доступ туристов в бассейн гейзеров Норрис был ограничен, так как была зарегистрирована повышенная активность и более высокая температура воды по сравнению с обычной у некоторых гейзеров бассейна. Несколько гейзеров стали столь горячими, что испускали пар вместо воды. Одновременно был обнаружен неизвестный конус на дне Йеллоустонского озера, который, впрочем, не представлял угрозы немедленного извержения. В 2006 году было обнаружено, что почва сразу в двух местах в парке поднимается со скоростью 4-6 сантиметров в год. Каждый год в парке происходят тысячи мелких землетрясений. Почти все они незаметны для человека. Так что процессы идут, но пока не слишком заметно для нас.


 Озеро большое и красивое, для любителей водных прогулок есть соответствующие сервисы. Немного проезжаем дальше до развилки дорог и останавливаемся у комплекса геотермальных источников (West Thumb Geyser Basin), расположенного прямо на берегу озера.


 Тропа идет по кругу петлей с небольшими ответвлениями и одной перемычкой ближе к верхнему краю. Горячие источники, гейзеры, лес, озеро и горы формируют необычную композицию. Воды некоторых источников стекают в озеро, оставляя кислотного цвета разводы. Через источники, невзирая на таблички и оградки шурует небольшое стадо оленей.

  Уникальность Йеллоустоуна трудно переоценить - на его территории находятся около 3 тысяч гейзеров, что составляет 2/3 всех гейзеров в мире. Среди них - самый большой в мире гейзер «Пароход» (Steamboat Geyser) расположен в бассейне гейзеров Норрис (Norris Geyser Basin). Один из самых известных - это гейзер «Старый служака» (Old Faithful Geyser) - наша следующая точка на карте. Гейзер выбрасывает струи кипящей воды на высоту более сорока метров с интервалом от 45 до 125 минут, однако преимущественно извержения происходят с интервалом в 90 минут. Именно благодаря своей предсказуемости гейзер и стал таким популярным.


  Оставляем машину на гигантской парковке. Пока идем к достопримечательностям, читаем номерные знаки припаркованных автомобилей - кажется здесь собрались представители большинства штатов Америки, есть и канадские знаки.


  Сразу выходим к "Старому служаке" - вокруг него толпится куча народу. В силу своей неподготовленности, мы сразу и не догадались, что люди ждут извержения. Сообразив, присоединились к ним. Вскоре вместо вялой струйки дыма, пошли густые белые клубы. Началось! Вода и пар взвились на высоту десятиэтажного дома. Публика ликовала. Под конец своего представления служака обрызгал нас водой, видать чрезмерное веселье ему не по душе.

   Кстати, понаблюдать за извержением можно в режиме реального времени онлайн, ссылку можно найти на официальном сайте. А мы, в полном воодушевлении от увиденного, отправляемся изучать комплекс источников и гейзеров, окружающий "Старого служаку".


 Нагулявшись вволю, мы закончили наши хождения у гейзера "Замок" (Castle Geyser). По пути к машине зашли в информационный центр, который сделан в лучших традициях национальных парков - полностью из дерева. Выглядит красиво, как внутри, так и снаружи.

  Время уже к вечеру, больше основательных остановок на сегодня, мы не планировали. Нужно выбираться из парка. Конечно, за эти два коротких дня мы не увидели всего, например, такие именитые места как большой призматический источник (Grand Prismatic Spring) или бассейн гейзеров Норрис (Norris Geyser Bassin). Однако мы посмотрели много других аналогичных источников и гейзеров, и даже попали на извержение одного из них, так что уж оценку "тройку" мы себе поставить можем.


 Выбираемся из парка - едем на юг. По дороге останавливаемся на смотровых площадках - водопады, обрывистые берега реки Льис (Lewis River), скалы. Йеллоустоун не прекращает удивлять. Проходим кордон парка. Мы за его пределами.


  Двигаемся на юг в поиске кемпинга. Почти сразу после выезда из парка находим место для ночевки в Lizard Creek Campground, ставим палатку. Остатки дня отдыхаем, решаем бытовые вопросы, отбиваемся от комаров. В последнем деле явно проигрываем.


  Ни свет ни заря собираемся в путь. Задача на сегодня - максимально быстро доехать до Солт-Лейк-Сити (Salt Lake City). Расстояние, на минуточку, 526 км (327 миль). Предполагаемое время в пути около шести часов.


 Выдвигаемся. Первое время едем по национальному парку Гранд-Тетон (Grand Teton National Park), переодически останавливаемся. Места красивейшие - леса, горы, реки, если бы знать заранее, то можно было бы смело выделять день на это парк.

  Проезжаем городок Джексон (Jackson) - местный туристический центр, который располагается как раз на въезде в национальные парки Гранд-Тетон и Йеллоустоун, зимой здесь действует горнолыжный курорт, предлагаются туристические услуги, например, сплавы по реке. Один из них мы видели получасом позже на реке Снейк (Snake River). Городок очень милый, разнаряженный для туристов. При наличии времени, можно немного прогуляться.


  Дальше летим почти без остановок. По пути в основном крупные фермерские хозяйства, многие километры распаханных полей. По мере приближения к Солт-Лейк-Сити зелень постепенно редеет, а потом и вовсе сходит на нет, уступая место пустынным ландшафтам. Горная гряда движется параллельно нам, а затем сходится на горизонте, замкнув город у соленого озера в круг.

  На этом повествование можно заканчивать. Дальше наше путешествие внезапно прервалось - нужно было срочно возвращаться обратно в Сан-франциско. Солт-Лейк-Сити мы практически не посмотрели, поэтому и рассказывать нечего. На следующий день мы промчали 1182 км (735 миль) с одной остановкой в Рино и поздно вечером уже были дома.


  Хоть большая часть нашей поездки сорвалась, все-таки первоначальная и основная цель была достигнута - мы побывали в национальном парке Йеллоустоун, поистине уникальном месте на нашей планете. Что немаловажно, извлекли для себя урок, отныне ставший для нас золотым правилом. Подготовительный этап работ важнее самого путешествия.

Автор: Полина Цыганкова

© LisovTravel

Блог о путешествиях.

Все права защищены.

Подписывайтесь
  • ГРУППА ВКОНТАКТЕ LISOVTRAVEL
  • канал на youtube LisovTravel